Моё море

 

Я видел её наготу во всевозможных вариантах — с широко разведёнными ногами подо мной, или наблюдая за ней в душе, молящей о большем удовольствии, или поглощённой моими прикосновениями и забывающей о моём присутствии — и было в этом что-то настолько интимное и безопасное: разделять с кем-то этот взгляд на неё, но при этом быть единственным, кому позволено прикоснуться, и единственным, кто когда-либо оценит каждый из этих тайных моментов. никто другой за всю жизнь не увидит её родов, или как она, наклонившись, бреет ноги в ванной. не увидит её спящей в нашей кровати, свернувшись клубочком около подушки, или укачивающей нашу дочь в четыре часа утра. поэтому другие никогда, даже через миллион лет, не смогут дать ей того, что дал я. ничто так запредельно не возбуждало её, как истинное, уничтожающее поклонение ей

danikkrut:

vavlov:
(via 2ll3)

23.07.15